Николаев Владимир (tri_tire_tochka) wrote in ru_artillery,
Николаев Владимир
tri_tire_tochka
ru_artillery

Category:

Про АИР. Рассказ звукометриста.

Обещал интервью, вот и будьте любезны - получите, распишитесь. Артиллерийская инструментальная разведка - является достаточно белым пятном в популярных источниках. Ну что же, попытаемся это белое пятно чуть-чуть раскрасить. Я не журналист и никогда им не был, но на мой непрофессиональный взгляд, результат вполне можно вынести на ознакомление читателей. Надеюсь, что опыт такого рода не станет последним. Хотелось бы ещё раз поблагодарить Камиля за интересный рассказ, за помощь в подготовке интервью и за добрые пожелания в наш адрес.



 Представьтесь пожалуйста, расскажите немного о себе.
Камиль Камилевич Хочоев. Год рождения. 1970. Сейчас занимаюсь офсетной печатью: цветокоррекция, управление цветопередачей и, собственно, сама печать. До этого - художник-оформитель, а совсем до этого - командир взвода звукометрической разведки на АЗК-7.
Обучение проходил в ЛВАКУ. Ленинград. 1988-1992гг. Специальность - инженер по эксплуатации средств арт. разведки. Специализация звукометрическая разведка.
 Место службы, годы службы, должности, последнее воинское звание.
Артиллерийский полигон под г.Луга. На картах обозначался, как поселок Северный [нежилой] и значком стадиона в лесу. Служил в дивизионе обеспечения учебного процесса. Причем, в том же, где сам обучался стрельбе и разведке. И на том же АЗК-7, который усердно раздалбывал будучи курсантом. Во время службы комплекс очень интенсивно использовался. Обучение проходили курсанты СПВАКУ, слушатели академии, ЦАОК и еще обслуживание ''чужих'' стрельб. Был в звании лейтенанта и все это происходило с 92-го по 95-й.

 Камиль, вы заканчивали ЛВАКУ, расскажите немного о процессе обучения.
Очень запомнилось одно новшество для АИРовцев; усиленная физическая нагрузка. До сих пор не пойму для чего?! Если серьезно, то на первом и втором курсе много времени уделялось общему образованию. Все основательно. Настолько, что через десять лет делал за жену контрольные по высшей математике, 3-й курс физмат. Сдала, правда раскусили: задачу по баллистике небесных тел, решил очень уж оригинально.
Первый год общая подготовка, что у "огневиков", что у АИР. У разведчиков больше было топогеодезиии и арт.разведки, традиционной арт.разведки с биноклем по полю, и совсем немного по специальности. На этом этапе отчислилось и было отчислено почти треть батареи АИР. (До выпуска дошла только половина АИР-батареи.)
На втором курсе уже пошла более явная специализация, больше теории по теме. Все учения “в поле”- это стрельбы и практические занятия по разведке и топогеодезии.
На третьем курсе и четвертом курсе стало меньше общеобразовательных предметов, больше по теме. На учениях уже работали на АЗК-7. Старые комплексы набор 1988-го года, практически, не изучал. Всего несколько полевых занятий.
И теоретических и практических часов занятий вполне хватало, чтобы все хорошо изучить. Все преподаватели были с боевым опытом. У каждого, как минимум, пара горячих точек за спиной. За неуспеваемость - отчисление. Что можно учиться за взятки, такое в голову не приходило, реально учились.
 Вы упомянули преподавателей с боевым опытом. Вы имели в виду боевой опыт непосредственной работы АИР и звукометристов в частности?
Да, боевой опыт применения звуковой разведки в том числе.
 Много стреляли?
Во время учёбы, насколько помню, не менее двух учений со стрельбами в году.
 Расскажите про комплекс. Численность расчёта комплекса АЗК-7 и его состав.
АЗК-7 - это четыре ЗИЛ-131. Три машины - базные пункты (БП) и одна - центральный пункт (ЦП) Вот с расчетами мог и запамятовать, но примерно так; по четыре человека на БП и пять на ЦП. Почему именно на ЗИЛах? АЗК располагается в 2-3км от передовой. Броня тут не особо нужна, лишний груз. Лучшая броня для комплекса - маскировка.
 Что из себя представляют базные пункты?
Базный пункт - это ЗИЛ-131, доверху набитый аппаратурой. Самое главное из набитого - три звукоприемника, аппаратура первичной обработки (ПР-3) и аппаратура связи (ПР-4), так же оборудование топопривязки.
 Немного о нормативах, насколько теоретические соответствуют практическим?
Как правило, перекрывались. Было много практики, тогда отменили стажировку в ГСВГ и все это время пошло на практическую работу.
 Как оцениваете комплекс АЗК-7 с точки зрения времени освоения; удобства работы; каково внутри зимой, или летом?
По сравнению с тем, что было до него, даже по сравнению с АЗК-5, торжество прогресса. Максимально автоматизирован в той части, в которой раньше затрачивалось очень много времени на обучение спецов. В первую очередь обработка данных. На АЗК-7 первичная обработка данных с БП – автоматическая (на АЗК-5- еще нет). АЗК-7 хорошо оснащен вспомогательным оборудованием от шанцевого инструмента до ПНВ. Приличные, по тому времени, средства связи. Был гирокомпас и курсопрокладчик, мини-метеостанция, бензоагрегаты электропитания и прочие полезности. Людей постоянно не хватало и бывало так, что вдвоем с водителем расставляли все БП и ЦП, запускали все это дело и вуаля - автоматический режим. Сам на ЦП, а водитель на велосипеде периодически объезжает БП и подливает горючее в бензоагрегаты, я веду работу и переживаю, как бы чего грибники у меня на БП не свинтили. Т.е. подготовленный расчет сильно убиваться при боевой работе не будет. Запомнилось только два ''трудных'' случая. Первый - топопривязка, зимой по пояс в снегу, сумерки, мерная лента, буссоль, замерзшие пальцы-крючки, замерзшие мозги, замерзшее все... Второй - искра от ‘’бензика’’ на сухую траву летом. Сначала тушили, потом спасались, загнав БП в болото. Часто работали в выносном варианте на аккумуляторах, т.е. без машины. Все получается очень компактно. Использование комплекса было интенсивным, с ”полей” не вылазил ни зимой ни летом. В целом, комплекс хорош собой, но чтобы обучить расчеты нужно немало времени.
 Аппаратура греет?
Как-то зимой на БП в кунге все задрыхли. Печку на полную, за бортом -20°С. Примерно, через 40мин один товарищ начал ломиться в стенку противоположную от двери и орать: «выпустите меня!» Включили свет, оттащили товарища от стенки, похлопали его по щекам и прочим местам, привели в чувство. Посмотрели на термометр- +40°С!
 Помню, нам капитан говорил прямо: В случае боевых действий, вам ребята, на этой станции, жить и работать от силы минут 20, так что всё нужно делать быстро. Конечно, понятно, что случаи бывают разные и всё зависит от множества факторов. Как бы вы оценили живучесть АЗК-7 при боевой работе? Насколько тяжело его маскировать?
Маскировка АЗК каких-то трудностей не представляет, требования общие. Бензоагрегат шумит, конечно, но если его устанавливать по правилам (в окопчик и присоединить трубу-глушитель) в 20-ти метрах в лесу не слышно. Станция ведет разведку пассивно, то есть не излучает как РЛС, обнаружить её не просто. А, если в выносном варианте на радиосвязи... Визуально не обнаружишь, пока не наступишь.
 Вы упоминали случай о работе в составе гаубичного расчёта. Если я правильно понял, это было на практических занятиях. Стреляли ли вы по целеуказаниям звукометристов? Расскажите об этом опыте.
Стреляли по данным АЗК. При работе на огневой позиции, в составе расчета орудия, в общем-то, все равно по каким данным ты стреляешь. А вот работа СОБа, комбата становится интересней. Все получается, примерно так:
При подготовке стрельбы, СОБ сообщает "кочкам'' калибр орудий и координаты огневой. Если будет вестись пристрелка цели, то указывают еще координаты цели и полетное время снарядов. Командир "кочек" докладывает о готовности и указывает темп огня батарейной очереди. ''Кочки'' работают, в общем, за НП батареи, поэтому указывают отклонение центра групп разрывов от цели по дальности (в метрах) и по направлению (в делениях угломера) непосредственно для ОП, знак только меняют на противоположный.
Пристрелку ведут так: дают одиночный выстрел, "Разрыв засечен", батарейная очередь на сосредоточенном веере. По отклонению ЦГР (не менее 3-х разрывов) вводят корректуры и переходят к стрельбе на поражение.
Вообще же, я описал классический случай, как в правилах стрельбы и управления огнем. Вариантов масса. Звукометристы могут не знать ни координат цели, ни координат ОП и даже своих координат. Тогда это уже напоминает пристрелку способом провешивания плоскости стрельбы, только вместо НП батареи звукометрическая станция. Составляют локальную систему координат и понеслась ,как говорится. Все тоже самое, как если бы комбат "рулил" с НП, все те же (почти все) способы пристрелки и их комбинации, мимо всех правил, порой.
 Простите, «кочки»?
Жаргон такой. "Кочка"- звукоприемник (внешний вид звукоприемника дал это название), "кочки"- звукометристы, ''паяльники"- РЛС-разведка, "бачки" - фотогранметристы, "гондоны" (пардона прошу, но из песни слов не выкинешь) - метеоразведка (название дал внешний вид метеозонда при запуске), "кувалды"- пушкари, собственно, (кувалдами забивали сошники на Д-30) и т.д.
 Какова погрешность вычисления местоположения цели для АЗК-7, существует мнение, что на дальних дистанциях она довольно ощутима.
Все сложно. Зависит от "калибровки" аппаратуры, местности, метеоусловий. В горах очень сложно работать, противник может мозги пудрить. И конечно самое главное - подготовка расчета. Как-то были стрельбы на Лужском полигоне. На АЗК-7 был в контрольной группе. Маршал Демидюк стрелял по данным станции; туман такой, что в 20-ти метрах ничего не видно. Стрельбы прошли «на отлично». Туман “играл” за маршала. Дальность от ближайшей базы, примерно 7-8км. Станция должна часто работать - прогрев электроники, часто калиброваться. Расчеты базных пунктов должны тренироваться во всех доступных видах топопривязки. На ЦП командир должен уметь анализировать поступающую информацию, ориентироваться в данных, отделять, в общем, зерна от плевел. И все будет чудесно...
Реальная точность при обслуживании стрельбы реальна на дальностях 8-12км при выверенной аппаратуре и обученном расчете. Для артиллерии точно- 30(50)м.
 Вы упомянули о сложности работы в горах и всяких хитростях противника. Если можно, расскажите по подробнее.
Основное – это многочисленные отражения звуковой волны, работать очень сложно, фактически давать сколь-нибудь точные данные - не судьба. То же самое орудие под опорой ЛЭП - искажения такие, что каждый выстрел этого орудия - новые координаты. Или, например орудие на плоту посреди озера. Когда получают данные, где орудие противника дает стабильную засечку с середины озера, начинают срочно сверять аппаратуру. Нет, ну в самом деле, не может же фашист стрелять оттуда...
 Есть ли зависимость от посторонних звуков, во время боя допустим, как это осложняет работу?
При большой интенсивности стрельбы - курим. Влияют ветер, влажность воздуха, проницаемость грунта для снарядов и др. Система настраивается на определенный калибр орудий, все остальное фильтруется.
 При каком положении звукоприёмников они работают наиболее эффективно?
Звукоприемник лучше работает в углублении в грунте. Впрочем, зависит от условий работы. Если полить водой?! С водой, конечно, мысль интересная, но я бы не пробовал этот экстрим. Для ЗП специальные брезентовые защиты были, которые прикрывали "кочку" от заливания в углублении в случае дождя. Но, повышение влажности воздуха благоприятно влияет на эффективность работы.
 В чём преимущество и недостатки комплекса в сравнении с теми же спутниками, или РЛС. Насколько комплекс прост в применении и как он смотрится с точки зрения вероятного противника.
Спутник не может быть всегда здесь и сейчас по требованию, как такси. Для него тоже существуют неблагоприятные условия, когда он фактически слеп. РЛС? Обнаруживает себя при работе. Рано или поздно, как не ухищряйся, получит какой-нибудь ''шрайк'' в антенну. Что еще остается? Конек звукометристов - контрбатарейная борьба, когда сволочная минометная батарея непонятно откуда ведет огонь и, черт его знает, как ее достать в этом тумане.
Чтобы успешно работать на АЗК-7, нужно много часов практических занятий. При изучении теоретической части сплошной головняк и непонятки. И только на практических занятиях все устаканивается. Хотя, повторю, АЗК-7 более прост в работе, чем все его предшественники. Однако... на момент своего появления он уже морально устарел. Американцы и прочие немцы к этому времени ушли далеко вперед. Их комплекс - это примерно так: машина ЦП и одноразовые звукоприемники-снаряды, которые отстреливаются артиллерией ''примерно в то место". Далее, самопривязка "кочек" и боевая работа. Ума в общем, много не надо. Чтобы такое сделать в СССР нужны были новые технологии, другая элементная база и те самые "артиллерийские" спутники, коих должно было быть что-то около 140 штук. Но...увы, праздник демократии все похоронил. Думаю, сейчас все это можно провернуть, было бы желание. Все-таки, подготовка расчетов на АЗК это занятие кропотливое. И готовить то кто будет? Выход один - упрощение устройства, полная автоматизация работы и подготовки к работе.
Запомнился случай на занятиях по РЛС - вооружению. Изучали АРК. Практические занятия. Уже замучились снаряды пипеткой на мониторе ловить.
- Товарищ полковник, а есть станции, которые автоматически производят селекцию целей их отслеживание и прочее?
- Да, есть. ANTPQ 36 называется.
- А сколько человек в расчете?
- Два негра. Ходят с винтовками вокруг станции.
То есть наша техника выдает результат, когда эксплуатируется спецами. Это касается любого сложного военного железа отечественного пр-ва. Иностранные военные спецы тоже это неоднократно отмечали. Например, израильтяне о Т-72: "Хорошая машина в руках грамотного экипажа". Грамотного! Сложности в организации, конечно будут. Это уже следствие.
 Такие вот вопросы задали: состоит ли комплекс на вооружении в наше время, о модернизированном варианте комплекса; проходила ли его модернизация, работали вы с ней?
АЗК-7 и его модернизированный вариант и сейчас на вооружении. Делали его в Одессе и некоторую электронику в Питере. АЗК-5 еще при деле. Не удивлюсь, если и БПЗК. Про Глонасс ничего сказать не могу. Однако начинали что-то подобное еще в конце 80-х, но тогда все заглохло, запустили всего несколько спутников, что не тянуло на систему. В модернизированном АЗК питерцы вроде бы повозились со связью. Про передачу корректур на ОП. В 80-х была попытка снабдить всё войско АППК (аппаратурой автоматического приема/передачи команд). Но, по ряду причин, все пошло не так, как задумывалось. Все это дело стало буксовать и имеющуюся аппаратуру начали изымать из войск. Одна из главных целей модернизации АЗК-7, как раз и заключается в попытке интеграции комплекса в единую информационную систему. Если речь идет о введении поправок при калибровке-сверке аппаратуры, то все поправки вводятся в С-2, автоматическая передача идет, насколько я помню, в одну сторону - ПР-3 - ПР-4 (С-1).
 Довелось ли работать с комплексом, используя полный спектр его возможностей?
Наверное, нет. Комплекс использовался в соответствии с поставленными задачами, а это не всегда предполагало использование всех возможностей. Хотя, фантазию никто не ограничивал особо. Да, и многие ли знали об этих возможностях? АЗК-7 мало кто по-настоящему знает. Те, кто стоял у его "колыбели" ушли давно. Среди ушедших как раз те, кто преподавал, сотрудничал с разработчиками. Ушли в тот момент, когда стало ясно, что реальные возможности станции отличаются от заявленных, причем в лучшую сторону. Поучаствовал в этих опытах. Было интересно. Потом случилось торжество демократии...
 Где сейчас готовят специалистов звукометристов?
Раньше готовили в ЛВАКУ (его расформировали). Было единственное учебное заведение с такой специализацией. Сейчас - не знаю.


Специально для ru_artillery.
Tags: Россия, СССР, аир, курим, полигоны, статьи/переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments